Памятники письменности крымчаков


Крымчакская литература имеет древние корни. Кроме того, она достаточно богата и разнообразна, учитывая, что численность этого народа в лучшие времена не превышала численности небольшого современного крымского города. Литература крымчаков представлена религиозными книгами, свадебными договорами – «кесубалар» [1], письмами крымчакских общин друг другу, фольклорными и авторскими произведениями, учебной литературой.

Издание книг на крымчакском языке началось всего чуть более века: это были переводы библейских легенд в интерпретации крымчакских священнослужителей [2]. Еще раньше в 1896 году выдающийся тюрколог В. Радлов познакомил мир с произведениями крымчаков в своей работе «Образцы народной литературы северных тюркских племен [3]. Тем не менее, письменные памятники крымчаков появились значительно раньше. К наиболее ранним источникам, свидетельствующим о существовании письменности у крымчаков, относится так называемая «Книга больших и малых пророков», датированная 846 годом [4]. Наиболее распространенными памятниками крымчакской письменности были рукописные сборники фольклора – сказок, песен, загадок, притч, пословиц и поговорок – «джонкалар».

Книги, выпущенные в последнее время, несут большие объемы информации, прежде передававшиеся изустно. Это сказки, пословицы, поговорки, частушки, песни, скороговорки, рифмованные присказки, притчи (см., например, [5,17]). Эта часть культурного наследия является наибольшей ценностью крымчакского этноса, которую оценили по достоинству не только крымчаки.

Фольклорные произведения

Людей всегда интересовали герои древних времен. Об их подвигах люди рассказывали друг другу. Таким путем пришли в крымчакскую литературу известные средневековые тюркские дастаны “Ашик Гериб”, “Дахир и Зохра”, “Кёр оглу”. Любовные сюжет и различные приключения, происходившие с влюбленными, служат основой сюжетов этих дастанов, популярных у тюркоязычных народов Кавказа, Поволжья, а также Центральной и Малой Азии.
Присутствие этих эпических произведений в числе других крымчакских источников показывает, что представители иудейской общины крымчаков хорошо знали устное творчество своих соседей-мусульман.

Для полноты картины приведем в пример сведения о крымчакской рукописи анонимного дастана XVI-XVII вв. “Ашик Гериб”. Варианты этого эпоса содержатся в нескольких крымчакских рукописных журналах – «джонках», самая объемная из которых содержит 150 страниц текста. Известный сюжет начинается следующими словами:

Zaman ile bir zamanda tevriz şeherinde bir ihtiyar adam var edi ve o adamnın bir qarısı ve bir qızı ve bir oğlu var edi. Qarısının adı Hanzohra, qızının adı Gülühan, oğlının adı Aşıq Ğarip. Bu ihtiyar adam anistan bir kefsizlikke oğrayır, arası çoqqa varmayır bu ihtiyar adam oliyir.

Перевод: В городе Тебризе жил-был один человек. И у этого человека была одна жена, одна дочь и один сын. Жену его звали Ханзохра, дочь – Гулюхан, сына – Ашик Гериб. Этот старый человек занемог, и, некоторое время спустя, старик умирает.

Язык этого произведения незначительно отличается от современного, и оно достаточно легко воспринимается на слух. Данный крымчакский эпос значительно богаче известной нам одноименной стилизованной сказки, написанной М. Ю. Лермонтовым. У Лермонтова сказка «Ашик Кериб» занимает 10 страниц текста, в джонке – все 150, потому что каждый поворот сюжета сопровождается песнями (турку), передающими состояние и настроение героев. Сказку «Ашик Кериб» впервые опубликовал в полном объеме в оригинале русский тюрколог академик В. В. Радлов («Образцы народной литературы северных тюркских племен», часть VII «Наречия Крымского полуострова» – г. Петербург, 1896 г.). А на русский язык она переведена совсем недавно известным исследователем крымчакской письменности Д. И. Реби [5].

До нас дошла также сказка «Падишах, его сын и Красивейшая в мире» поразительно похожая на известную нам «Сказку о царе Салтане» А. С. Пушкина. Существует предположение, что мотив сказки А. С. Пушкин заимствовал у крымчаков во время своего пребывания в Крыму в 1820 году (именно так он поступил со «Сказкой о золотом петушке», заимствованную у Дж. Ирвинга).
Данная сказка взята из джонки И. Ю. Габая и переведена на русский язык Д. И. Реби6. Так культуры великих и малых народов переплетаются, образуя единую общечеловеческую сокровищницу.

В библиотеке Еврейского университета (Иерусалим) есть две разные коллекции крымчакских песен. [7] Одна из них состоит из 324 коротких песен типа частушек, типичных фольклорных произведений.

Например:

Gemilerde vaz olur,
Gül açılsa yaz olur,
Ben sana gül demedim,
Öçüri az olur

Перевод:
У каждой лодки есть равновесие;
Когда цветут цветы, наступает лето;
Я не назвал тебя розой;
У нее короткий век.

В джонках же мы можем найти образцы крымчакских загадок, которые звучат примерно так:

Къулахлары вар, – мытмий, аяхлары бар – гезмий. (къазан)
Уши есть – не слышит, ноги есть – не ходит. (кастрюля)

Къаранлыхта корыныр, къаранлыхта батар, дагъларны, йерны йакъар. (йылдырым)
Во тьме появляется, во тьме исчезает, землю и горы зажигает. (молния)

Кечеден айахсыз, сабахтан дорт айахларда, кундуз – эки айахларда, ахшам – уч айахларда. (адам)
Ночью без ног, утром на четырех ногах, днем – на двух, вечером на трех ногах. (человек)

Неотъемлемой частью фольклора, занесенного в джонки, являются проклятия. Вот некоторые из них:

Шишиб къал! – Чтоб ты опух!
Козынъ чыхсынъ! – Чтоб твои глаза выкатились!
Къатыб къалгъайсын, къатыб къал! – Чтоб ты околел, остолбенел.

Религиозная литература

Крымчакская письменность существенно обогатилась благодаря созданию книг на религиозную тематику. Именно религиозная «Книга больших и малых пророков», датированная 846 годом, свидетельствует о начале формирования крымчакского этноса. Одна из приписок-эпиграфов к этой книге сообщает тюркские имена владельцев – Сеида и Айбета, а другая, прочитанная и изданная К. Б. Старковой гласит: «Это я, Исхак, писарь кагана писал» [8]. До 1930 года этот манускрипт хранился в крымчакской общине Карасубазара, когда он был передан научному сотруднику Азиатского музея АН СССР в Ленинграде В. Л. Дашевского. В настоящее время эта рукопись с библейским квадратным шрифтом на специально выделанной телячьей коже с одной деревянной крышкой является древнейшим рукописным памятником, находящимся на территории бывшего СССР, и хранится в Санкт-Петербурге [9].
В источнике начала XVI века «Ритуал Кафы» имеются важные данные о языке крымчаков. Автором и редактором этого ритуала был Моисей Га-Голе, киевский ученый раввин принятый крымчакской общиной и ставший ее видным религиозным деятелем. Извлечения из экземпляра этого ритуала, хранившегося в начале 20-х годов в Кауфмановской коллекции в библиотеке «Общества распространения просвещения между евреями» использованы в исследовании российского еврейского историка И. З. Берлина. В одном из отрывком из «Ритуала Кафы», приведенном И. З. Берлиным, есть свидетельство о том, что для большинства членов крымчакской общины часть молитв была переведена на разговорный язык крымчаков, который редактор ритуала называет «лишон таврича», «татар лишон» и «тюрхы лишон», что переводится как «язык таврича», «татарский язык» и «язык тюрхы». Субботние проповеди произносились также на этом языке [10].
Среди крымчакских рукописей в собрании Санкт-Петербургского отделения Института Востоковедения РАН хранится рукописный молитвенник II половины XVII века с переводами иудейских молитв на крымчакский язык [11].
В начале XVII века крымчакский религиозный деятель Давид Лехно отредактировал и подготовил к печати «Ритуал Кафы», прибавив к нему предисловие на крымчакском языке.
Многие манускрипты религиозного содержания были вывезены в неизвестном направлении из Симферопольского крымчакского храма (Къаал) в 1929 году. Лучше обстоит дело с многими религиозными книгами, отпечатанными в начале века крымчакскими священнослужителями.
Следует особо отметить активную издательскую деятельность Рабби Ниссима Халеви Чахчира, который перевел и выпустил в свет несколько крупных книг религиозного содержания на крымчакском языке.
Издания крымчакских переводов библейских книг раввина Чахчира хранятся во многих библиотеках. Интересно, что они не являются переводами в прямом смысле слова библейских текстов с древнееврейского на крымчакский.
Например, весь текст книги “Нисим ве нифляот” (чудеса и знамения) (Иерусалим: Типография Фрумкина, 1907. — 56 с.) написан по-крымчакски. В ней рассказывается о различных событиях, связанных с исходом евреев из Египта. Следовательно, можно было ожидать, что это перевод Книги Исхода, но это не так Книга “Нисим ве нифляот” — это текст, предназначенный для рассказа в первую ночь песаха, это так называемый магид, расширенный конспект для главы застолья.

Начало текста следующее: Эвляд сорар бабасына песах геджесинде, маца кесильген вакты, не учюн кесейирсиз бу мацу, мацаны дийин. Бабасы джояп къайтарыр эвлядына ве эв адамларына ки: «Биз бурджлуйыз бу песах геджесинде хашем йитбарахнынъ буюкликини бабаларымыза эттиги неслерини анълатып ве онунъ буюкликини билип чокъ шукюр этмеге; Билесин огълум ки ол вакъытта Нимрод падишанынъ кунюнде ки о буюк ве кучлю падиша эди»

Перевод: В пасхальный вечер, когда режут ребенок спрашивает своего отца: «Зачем вы режете мацу?” Отец отвечает ему и всем домочадцам: “В этот пасхальный вечер мы должны говорить о величии Господа нашего и о чудесных делах, которые сделал Он для наших отцов. Мы должны понимать Его величие и
вознести нашу благодарность. Знай, сын мой, что в те времена, когда Нимрод был царем, он был великим и сильным царем.

Вот таким образом крымчаки начинали рассказывать историю об исходе из Египта. Легенда о Нимроде занимает значительное место в начале книги. Дальнейшее
описание событий также является пересказом библейских легенд. Следует обратить внимание на титульный лист книги “Нисим ве нифляот”, где есть такие слова: “Это
краткая история об исходе, начиная с деяний Нимрода и Авраама вплоть до выхода (его) сыновей из Египта, как принято у нас рассказывать в пасхальную ночь”.

Иногда в крымчакской книге есть библейский текст и его перевод. Помимо библейского текста бывает представлен также текст на иврите, традиционно использовавшийся крымчакскими священниками в качестве сакрального языка, как в Европе католическое духовенство использует латинский, а мусульмане – арабский. В качестве примера можно использовать, например, крымчакский перевод “Книги Руфи”.

krymchak text

Книга Руфи. Титульный лист

Титульный лист книги звучит следующим образом: “Книга Руфи, ее перевод с
древнееврейского и перевод на татарский язык, на котором мы, дети крымчаков,
разговариваем”.

Текст одного из изданий (Петроков, типография Цедербаума, 1906. — 52 с., титульный лист – иврит-русский) содержит три параллельных варианта: в книге библейский  текст разбит на 15 небольших отрывков, за каждым из них следует другой текст на иврите соответствующего содержания, после него располагается перевод последнего на крымчакский язык. Изучение текстов показало, что крымчакский вариант является переводом еврейского перевода неизвестного арамейского таргума “Книги Руфи”. Термином “таргум” называются
арамейские переводы книг Библии. Возраст некоторых таргумов насчитывает более двух тысяч лет. Можно предположить, что данный таргум с его тюркским переводом использовался крымчаками в устной форме задолго до его издания.

Начало крымчакского текста:

krymchak text2krymchak text3Перевод: И случилось в дни, когда судили судьи, что
было несколько голодных (лет) на земле Израиля.
Десять страшных голодных (лет) было послано небом
на землю с тех дней, когда был создан мир, до того
времени, когда придет Машиах, чтобы судить
живущих на этой земле. Первый голод был в дни
Адама. Второй голод был в дни Лемеха. Третий голод
был в дни Авраама. Четвертый голод был в дни
Исаака. Для сравнения, как известно, начало
библейской “Книги Руфи” следующее: “В те дни,
когда управляли судьи, случился голод на земле. И
пошел один человек из Вифлеема Иудейского, со
своею женой и двумя сыновьями своими жить на
полях Моавитских”

Еще одна работа Рабби Чахчира ждет своего исследователя. Это опубликованная в 1902 году трилогия под названием «Неимот Бьемин Нецах». В трилогию включены молитвы, распространенные среди крымчаков. В первую часть трилогию вошли гимны, которые принято петь во время Шаббата и в воскреснюю ночь после Шаббата. Во второй части находятся молитвы, которые совершаются во время праздников Рош Хашана и Кипур. Третья часть содержит песни и молитвы, посвященные радостным событиям и второстепенным праздникам. Книга содержит 172 страницы; текст на
крымчакском языке, написанный квадратным еврейским шрифтом, сопровождается параллельным текстом на иврите. Следует отметить, что практически все тексты, предназначенные для использования в публичном богослужении, написаны на крымчакском языке, который был близок и понятен прихожанам крымчакских молельных домов. Название трилогии на русский дословно переводится как «Мелодии на правой руке вечности», которое также является «пасуком», то есть
строкой из предисловия к вечерним молитвам. Составитель всех вышеперечисленных книг, Рабби Ниссим Халеви Чахчир (Тцахчир), был знаменитым вероучителем крымчаков. Как и большинство наиболее уважаемых душепастырей, его можно было узнать по аббревиатуре его имени, которая складывалась из первой буквы имени и двух последних букв фамилии – «нецах» и на иврите обозначает «вечность». Таким образом, в названии трилогии упоминается имя составителя.
khaimmediniВведение к книге написано тестем Чахчира, не менее известным Рабби Хаимом Хизкияхом Медини. Инициативный и целеустремлённый, почти легендарный Рабби Медини был духовным главой крымчаков Карасубазара с 1866 по 1899 гг. За 33 года пастор Хаим Медини создал в Крыму целый ряд школ и раввинистических академий, ешивах, подняв тем самым уровень грамотности крымчаков. На исходе века пастора Медини поехал в Иерусалим, чтобы ускорить издание всех вышеописанных
религиозных книг на крымчакском языке в надежде на то, что вероучение, проповедуемое им, станет доступно в каждом крымчакском доме. Сегодня религиозные книги обретают ценность как источники для изучения крымчакского языка.

Записи бытового характера

Записи бытового характера и переписка также служит важным источником информации о истории, культуре, быте и языке крымчаков. Одним из наиболее ранних источников такой информации является письмо начала XVI века крымчакской общины Кафы к крымчакской общине Карасубазара. Оно было написано квадратным еврейским письмом на крымчакском языке.

На крымчакском языке сделано большинство записей журнала крымчакской общины
Карасубазара во второй половине XVIII века. Поводом для таких заметок становился любой более-менее примечательный бытовой случай, происходивший внутри общины. Вот, к примеру, одна из таких записей, сделанных членом Карасубазарской общины в 1785 году [12]:

Şaatlikke qaysı oldı bizim ogümizde neçik ki keldi Şulemu bize dedi ki sizler bu cevanlarda şaat oluñız, filbaqi iqtiza vaqıtda şaatliğiñizi edersiz, dedi ki, anamızdan bize eki qardaş bir ev qaldı. Qardaşim Elezer vefat öldü; (yaşasın bizim mualimler ve cümle izrailler) ve lâkin ekimiz Memetşa mirzağa yuz doqsan altı kuruş mameleli borcumız vardır. Bu evni satmalı olduq bu borc içün. Böyle tevratqa emin etti. Eger bu evnı sattıqtan soñra borc berildikten er ne qadar quruş artsa balalarındır kerek menim isem, kerek kendi isesi, cümle balaçıqlarnın sabiylerniñdir. Bu cevanlarda büyük emin ettim bir türlü (qıynal)dıgım yoqtur. Anca ki (deven) qalbi ilen bu cevanlara sizler şaat oluñız, dedi. (ve biz yazdıq bu satırları ve imzaladıq adlarımıznı mında olmaq içün şaatlikke yahşılıqqa ve körmek içün doğrulıq, bügün pençeşenbe künü sivan ayının 10-5545 senede ve cümle bu sözler qattıdır, bektır ve gaviydir).
Imza

В тексте говорится буквально следующее: Один из нас, Шолом, пришел на собрание и сказал: «Я прошу быть вас моими свидетелями и подтверждать сказанное, когда будет нужно. Моя мать умерла (дай бог здоровья моим учителям и всем иудеям). Я с братом задолжал мирзе Меметше 196 курушей. Чтобы вернуть долг, мы решили продать дом. Так будет соблюден закон. Все деньги, которые останутся после уплаты долга, перейдут детям. Это справедливо как в отношении моей части, так и в отношении части моего брата. Я обязуюсь выполнить решение, и у меня нет сомнений. Я всем сердцем за это решение. Будьте свидетелями того, за что я прошу» сказал он. Поэтому мы написали эти строки и поставили свои подписи, чтобы засвидетельствовать правильное решение и подтвердить, что все это – правда. Сегодня пятница, 10 сивана, 5545 года. Все эти слова надежны, верны и достоверны.
Подписи

Этот текст изначально написан квадратным еврейским письмом, впоследствии переведен в арабскую графику выдающимся крымчакским просветителем И. С. Кая и использован в его статье опубликованном в журнале «Окъу ишлери». Наибольшее количество подобных записей делалось карасубазарскими крымчаками, где долгие годы находился большой квартал крымчаков, прозванный «крымчакской стороной». Такие записи делались в рукописных журналах – «джонках». В «джонки», помимо уже упомянутых фольклорных произведений, вносились тексты религиозного содержания, события мирской жизни, события из личной жизни, различные счета. «Джонка» переходила от отца к старшему сыну как важная и очень ценная
семейная реликвия. Большинство таких рукописных журналов, к сожалению, было утеряно во время атеистической кампании в 1930-х годах и во время второй мировой войны, когда гибли не только «джонки», но и сами крымчаки. Очень малое количество джонок хранится сейчас в некаталогизированном архиве выдающегося крымчакского просветителя Евсея Пейсаха и хранящемся сегодня в Санкт-Петербурге и немногих крымчакских семьях [13].

Авторские произведения

Авторские произведения появились у крымчаков только с начала 20 века. С установлением Советской власти в Крыму государство стало проводить интенсивную
антирелигиозную пропаганду. Вместо религиозных учреждений стали возникать светские. С начала 20-х годов текущего века во всех городах Крыма были открыты «Клубы крымчаков», в которых ставились спектакли на родном языке силами непрофессиональных, самодеятельных артистов. Первая театральная секция была создана в 1923 году.

Репертуар был разнообразным: пьесы на библейские сюжеты «Эсфирь и Мордехай»,
интерпретации популярные тюркские музыкальные комедии «Аршин мал алан», «Кёр огълу» и другие. Появилась необходимость создания пьес, показывающих жизнь крымчаков. Так возникли пьесы «Догмуш къурбанлары»», «Экъы эв Карагъа донду» М. Дондо, «Къырмызы йылдыз», «Муртсыз севда» И. Чахчира и «Амма да кельын» /«Ну и невеста»/ А. Х. Бакши. Разумеется, тексты всех этих поэм существуют в письменном виде и фиксируют состояние языка и культуры крымчаков 1920-1930-х годов.
Текст последней из вышеперечисленных пьес опубликован в книге «Крымчаки», выпущенной в Симферополе в 2001 году. Суть пьесы сводится к следующему: отец собирается выдать замуж шестнадцатилетнюю дочь, Раечку. Дочь не хочет выходить замуж, говорит, что хочет получить полноценное образование. Но отец ее
ставит перед фактом, что у него уже есть кандидатура ей в женихи. Раечка, будучи
сообразительной девушкой, умоляет находящегося в услужении Эрсыза переодеться девушкой и встретить жениха. Сама же переодевается в служанку. Приходит жених и видит «невесту». В ужасе он собирается бежать. Тут входит отец и видит жениха, который собирается покинуть дом под любым предлогом. Он спрашивает Раю, что случилось. Жених понимает, что с ним сыграли злую шутку, но он рад, понимая, что его невестой будет такая красивая девушка. Рае жених тоже
нравится, и она дает согласие на брак. Сцена заканчивается тем, что разъяренный отец выгоняет за кулисы Эрсыза, одетого в женское платье.

Пьеса наследует традиции классической комедии, с обязательным соблюдением единства времени, места и действия. Язык комедии уже сильно русифицирован, в нем также присутствует целый пласт калькированных слов, таких как «англичанский тиль», присутствует целый ряд жаргонных выражений, заимствованных из русского языка. Тем не менее, пьеса написана крымчакским автором на крымчакском языке. По большому счету, этот период можно считать расцветом, пусть и недолгим, драматургии на крымчакском языке. Вслед за этим наступил период полной и целенаправленной русификации, во время которой были свернуты театральные
кружки. Вслед за этим пришла вторая мировая война, во время которой погибла большая часть (80%) и без того малого этноса. Впрочем, именно эта трагедия способствовала рождению целого цикла скорбных песен о горькой участи народа, ставшего жертвой фашистского геноцида, таких как «Бугун дэсэм» /«Если сегодня скажу…»/, «Джанавар фашист Къырымда…» /Звери-фашисты в Крыму…/ и многие другие произведения, написанные А. Леви, И. Конфино, В. Багинской (Гурджи) и другими. Такие произведения было принято читать на «тъкун» – день памяти
крымчаков, расстрелянных в период фашистской оккупации Крыма вплоть до 1986 года.
Старики и сегодня помнят и исполняют эти скорбные песни, читают эти поэмы, считая их народными. Тем не менее, в таких поэмах и песнях есть аллюзии с традиционными крымчакскими и крымскотатарскими песнями. Например, строки «анам десем, анам йох,/ атам… десем, атам йох…», взятые из поэмы «Джанавар фашист Къырымда…» /Звери-фашисты в Крыму…перекликаются со строками восьмой народной песни, внесенной Филоненко в работе «Крымчакские этюды».
В отдельную категорию письменных источников, принадлежащих перу конкретного автора, можно выделить учебники и учебную литературу.
В 1920-х годах советское правительство проводило политику развития национальных культур. В 1926 году в Крыму функционировало 2 крымчакские школы, в которых 7 учителей преподавали 300 крымчакским детям. Именно поэтому известный просветитель крымчаков И. С. Кая в 1928 году опубликовал первый учебник для начальных крымчакских школ, использовавший латинский алфавит. Двумя годами позже он же выпускает еще один учебник для крымчакской школы, вышедший под названием «Qrьmcaq mekteblerinin ekinci sьnьfьna maxsus oquv kitabь».
Обе книги содержат тексты, рассчитанные на детей младшего школьного возраста и важны для нас постольку, поскольку фиксируют состояние крымчакского языка 1920-х годов:

Балалар йувунайлар

Йазнынъ чиллесы. Балалар йазлых ташлангъанлар. Мектэблердэ охымах йох. Ава пек сычъакъ. Кунэш къыздырай. Ойнамах ичун сокъахта чъыйылгъан балалар нэ йапачъахларыны быльмийлер. Балалардан быры:
– Айдынъыз, чайгъа варыб, быр йувунайых! – дий.
Къалгъан балалар:
– Йахшы сойледынъ! Айдынъыз, варайых! – дийлер.
Эпсы балалар догъры чайгъа келийлер.
Озен йанында зув-чув: быр йакътан урбаларны чыхарайлар, быр йакътан кийынийлер. Сувдакы балалар чапышайлар, къычрышайлар, быры бырлерынынъ устынэ сув сычратайлар.
Эсльычъы быр адам огъылына:
– Олды, Шимон, йувунгъанынъ, чых энды сувдан! – дий.
Шимон, сувдан чыхкъанда, къалтырай, титрий эды. Атасы онъа:
– Кордынъ мы, сойледым дэ санъа “сувда о къадар отырмах олмаз”, дэб! Сен меным созымны саймадынъ, штэ шынды дыр-дыр къалтырайсынъ! – дэды.

Дети купаются.

Лето в разгаре. У детей каникулы. В школах занятий нет. Жарко. Солнце припекает.
Собравшиеся поиграть на улице дети не знают, что им делать. Один из мальчишек:
– Айда на речку купаться!
Остальные: – Хорошо сказал! Пошли! – говорят.
Все дети понеслись на речку.
На берегу – сутолока: кто раздевается, кто одевается. Купающиеся в воде барахтаются, кричат, брызгают друг на друга водой. Пожилой мужчина сыну:
– Хватит, Шимон, купаться, выходи уже из воды!
Вышедший из воды Шимон дрожит, трясётся от холода. А отец ему:
– Видишь, говорил же я тебе “нельзя так долго оставаться в воде”! Ты меня не послушался, вот и дрожишь теперь “дыр-дыр”!

Представленный рассказ является одним из текстов, размещенных в 82-х страничной книге И. С. Кая «Qrьmcaq mekteblerinin ekinci sьnьfьna maxsus oquv kitabь». Оригинальный текст был представлен в латинской графике. Главная ценность учебников И. С. Кая заключается в том, что они являются первыми письменными памятниками, отражающими гласные звуки.
Древнееврейское и арамейское письмо, использованное крымчаками в течение предыдущих нескольких сотен лет, не отражало звучание гласных.

Графические системы памятников письменности

Уникальность (и проблема в то же время) крымчакского языка состоит в том, что за всю историю своего существования он сменил 5 графических систем. Важным фактором образования крымчакского этноса стала религия. В силу того, что крымчаки являются иудаистами по религии, священным языком для них являлся древнееврейский и арамейский. Древнееврейское письмо применялось евреями до вавилонского завоевания; при помощи его записана большая часть
текстов Библии.
После вавилонского завоевания древнееврейский язык и письмо вытесняются арамейскими. Еще позднее на арамейской основе развивается так называемое «квадратное еврейское письмо». В III-V веках н. э. составляется на арамейском языке Талмуд.
Этим объясняется тот факт, что вплоть до 1926 года крымчаки использовали для письма квадратный еврейский шрифт и арамейскую графику, получившую название адаптированного курсива шрифта Раши, известного среди специалистов под названием «solitreo». Квадратный еврейский шрифт использовался в религиозной литературе и в «джонках». Адаптированный курсив шрифта Раши использовался при ведении записей в джонках.

Как уже упоминалось выше, древнееврейское и арамейское письмо не отражает адекватно гласных звуков. В арамейском шрифте гласные звуки не обозначаются. В древнееврейском вначале гласные тоже не обозначались. Впоследствии для обеспечения точного произношения религиозных текстов, в особенности Библии, долгие гласные звуки начали обозначаться определенными полугласными и согласными звуками (по способу matres lectionis).
При написании текстов на крымчакском языке использовались отдельные буквы, обозначающие гласные звуки, наряду с использованием придыхательного звука h, отображаемого буквой айин и сочетанием буквы йод в комбинациях с различными диакритическими значками [14]. Но даже после создания системы диакритических значков еврейское письмо не способно было отражать особенности произношения губных звуков, не давало возможности отличить звука u от ü, звука o
от ö.

Kaya

Isaak Kaya

На смену древнееврейскому и арамейскому письму совершенно неожиданно пришла арабская графика. Летом 1927 года в газете «Красный Крым» появилось две заметки на эту тему. В первой из них сообщалось о намеченном на 12 июня совещании, при этом обращалось внимание на то обстоятельство, что письменность у крымчаков ранее отсутствовала. В заметке указывалось, что «крымчаки – народ бесписьменный», хотя годом ранее выдающийся крымчакский педагог и просветитель И. С. Кая опубликовал статью, в которой представил ряд сведений по использованию письменности крымчаками в прошлом [15]. Им также был приведен перевод нескольких записей середины XIX века, напечатанный в журнале «Окъу ишлери», кстати, арабской графикой. В 1928 году И. С. Кая публикует два учебника для крымчакских школ, написанных латинской графикой. Учеными до сих пор ведется спор о составе гласных звуков в крымчакском языке. На мой взгляд, тексты учебников И. С. Кая однозначно указывают на существование в крымчакском языке губных звуков ü, ö и ı. На вкладке с латинским алфавитом были даны и соответствующие латинским древнееврейские буквы – язык семейных «джонок» безвозвратно ушел в прошлое. Вскоре ушла и латиница – на смену ей пришла кириллическая графика, которой крымчаки (как минимум, в Крыму) пользуются по сей день, и которой написаны все современные произведения на крымчакском языке. Впрочем, латиница и в наши дни в ее модифицированном варианте используется западными учеными для транскрибирования текстов на крымчакском языке для введения их в научный оборот.

Особенности крымчакского языка.
Его отличия от крымскотатарского языка.

Крымчакский язык долгие годы считался диалектом крымскотатарского языка. Тем не менее, он обладает отличиями в области фонологии, лексики, морфологии и синтаксиса. Именно поэтому в 1997 году Российская Академия Наук признала крымчакский язык самостоятельным тюркским языком.
Лексика крымчакского языка имеет существенные отличия от словарного состава
близкородственных крымскотатарского и караимского языков. Во-первых, литературы
крымчаков на религиозную тематику в силу ряда причин несет пласт библейской лексики. В вышеупомянутой книге «Нисим ве нифляот» [16] представлено 65 древнееврейских слов, что составляет более 2% лексики текста. Встречаются также заимствованные из древнееврейского целые вводные выражения типа: «Хакадош барух ху» – да святится имя его; «Хашем йитбарах» – Святое имя.

Существенные расхождения имеются и в бытовой лексике. Так, в книге В. Ломброзо и Д. Реби «Крымчаки» приведена сравнительная таблица крымчакских, караимских и крымскотатарских слов.

Русский

Крымчакский

Крымскотатарский

Караимский

веселый

къур

шенъли

къурсий, шен

скверный

русфай

маскъара

авара, русвай

гордиться

магъурланмах

гъурурланмакъ

къампаймакъ

вдруг

анистан

апансыздан

апансыздан

влюбляться

эйран олмах

севда олмах

зэвдаланмакъ

спокойствие

хенльик

раат

рахъатлык
Также в некоторых случаях происходит чередование букв в крымскотатарских и крымчакских словах: крымскотатарской букве б в начале слова соответствует в; крымскотатарской букве т в начале слова перед мягкими гласными соответствует ч. Закон сингармонизма иногда подвергается нарушениям в формах настоящего времени, где а>и под влиянием й, ср.: ашийим (я ем), йашийим (я живу).

Крымскотатарским аффиксам деепричастных оборотов, заканчивающимся на -п соответствуют аффиксам деепричастных оборотов, заканчивающимся на –б. Другим феноменом крымчакского языка является равноценное использование двухвариантного суффикса прошедшего неочевидного времени –мыш и четырехвариантного суффикса –гъан.

Для крымчакского языка также свойственны формы вспомогательных слов типа: бельким, чюнкюм, илен, кибик. Существует также целый ряд отличий в синтаксисе (например, построение сложных предложений). Все это необходимо учитывать при прочтении письменных источников крымчаков.

Выводы

Состояние крымчакского языка на сегодняшний день трагично. Количество крымчаков, проживающих в Крыму, составляет всего 204 человека. Количество носителей языка исчисляется единицами. Сегодня очень важно приостановить процесс исчезновения языка. Основываясь на круге литературных произведений, очерченный в данной работе, необходимо создать корпус книг на крымчакском языке. С этой целью следует профинансировать экспедиции лингвистов в
архивы библиотек и университетов России и Израиля, в которых хранится большая часть письменных источников на крымчакском языке. Полученные копии текстов манускриптов и книг следует транскрибировать, с тем, чтобы в дальнейшем использовать для изучения крымчакской культуры и ревитализации крымчакского языка. Транскрибирование должно быть осуществлено в две графики: кириллическую и латинскую. Перевод крымчакских текстов в латинскую графику необходим для того, чтобы с ними могли ознакомиться тысячи англоязычных жителей западных стран с крымчакскими корнями. По данным «Первого братства крымских иудеев» только в Америке проживает около 700 крымчаков и их потомков, принимающих активное участие в деятельности общества. В дальнейшем полученные материалы следует перевести на английский, русский, крымскотатарский, украинский и турецкий языки, с тем, чтобы культурное богатство крымчаков стало доступно мировому сообществу. last-crymchakСледующим шагом на пути к ревитализации крымчакского языка должны стать полевые исследования, которые помогут возродить существенный пласт лексики и зафиксировать истинное звучание в устах немногих живых его носителей. Итогом таких исследований могли бы стать обучающие компакт-диски и альманах с текстами на крымчакском языке. Весьма важной представляется задача создания крупного интернет-ресурса, посвященному культуре и языку крымчаков. В связи с тем, что 80% крымчаков было истреблено во время оккупации Крыма нацистами, литературный язык практически перестал развиваться. Явления жизни, появившиеся в мире за последние 60 лет, просто не имеют адекватных отображений в крымчакском языке. Разумное и постепенное развитие лексической базы на основе более богатого и терминологически развитого крымскотатарского языка могло бы послужить реальному развитию крымчакского языка.

БИБЛИОГРАФИЯ:

1. Ачкинази И. В. К проблеме сохранения культурного наследия крымчаков // Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии. Вып. X – Керчь, 2004 – с.628

2. Iala Ianbay and Marcel Erdal. The Krimchak translation of Targum Šeni of the Book of the Ruth // Mediterranean language review, 2000, № 12 – с. 1-15

3. Радлов В. В. Образцы народной литературы северных Тюркских племен. – СПб., 1896. – ч. VII. – 935 с.

4. Хвольсон Д. А. Сборник еврейских надписей. – СПб., 1884. – 527 с.

5. Медведева Л. Я. Коллекции караимских и крымчакских рукописей в ЛО Института Востоковедения АН СССР // Советская тюркология. – 1988. – № 6. – с. 91

6. В. Ломброзо, Д. Реби. Ашик Кариб // Крымчаки – Симферополь, 2001 – с. 41-132

8. Багинская В.И. Народные песни и пословицы крымчаков. – Краснодар, 2003. 128 с.

9. В. Ломброзо, Д. Реби. Ашик Кариб // Крымчаки – Симферополь, 2001 – с. 133-137

10. Я.С.Янбай. Тюркская литература крымчаков // Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии. Вып. VII. – Керчь, 2000

11. Starkova C. B. Les plus anciens manuscripts de la bible dans la collection de l’Institut des etudes orientales de l’Acadenie d es sciences l’USSR // La paleographie hebraique medievale. – Paris, 1971. с. 227-249

12. Трагична судьба маленькой народности – крымчаков, почти полностью истребленной в годы фашистской оккупации Крыма. // Крым многонациональный – Симферополь, 1988 – с. 35

13. Берлин И. З. Исторические судьбы еврейского народа на территории русского государства. – Петербург, 1919. – 201 с.

14. Медведева Л. Я. Коллекции караимских и крымчакских рукописей в ЛО Института Востоковедения АН СССР // Советская тюркология. – 1988. – № 6. – с. 89-102

15. Maria S. Polinsky. The Krymchaks: history and texts. – Ural-Altaic Yearbook/ – 1991. – № 63 – с. 134-136

16. Медведева Л. Я. Коллекции караимских и крымчакских рукописей в ЛО Института Востоковедения АН СССР // Советская тюркология. – 1988. – № 6. – с. 99

17. Ачкинази И. В. Крымчаки. Историко-этнографический очерк – Симферополь, 2000 – с. 114

18. Я. С. Янбай. Тюркская литература крымчаков // Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии. Вып. VII. – Керчь, 2000

19. Медведева Л. Я. Коллекции караимских и крымчакских рукописей в ЛО Института Востоковедения АН СССР // Советская тюркология. – 1988. – № 6. – с. 99

20. Медведева Л. Я. Коллекции караимских и крымчакских рукописей в ЛО Института Востоковедения АН СССР // Советская тюркология. – 1988. – № 6. – с. 91

21. Iala Ianbay and Marcel Erdal. The Krimchak translation of Targum Šeni of the Book of the Ruth // Mediterranean language review, 2000, # 12 – с. 1-15

22. Ачкинази И. В. Крымчаки. Историко-этнографический очерк – Симферополь, 2000 – с. 114

23. Iala Ianbay and Marcel Erdal. The Krimchak book of Miracles and Wonders // Mediterranean language review, 2000, # 12 – с. 41-141.

© Maksym Mirieiev 2012

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s